Южный Урал. Новотемирское - Париж 2017.
 

У меня почти каждая поездка в поля происходит вопреки,  а не благодаря. Не знаю как у других. Собрался на вторые майские прихватить три рабочих дня и посетить Новотемирское месторождение поделочного опала, что относительно недалеко от Магнитогорска.  Но это были лишь хотелки. Ничего конкретно спланировать и продумать не успел  - появились непредвиденные семейные обстоятельства, и идею пришлось забросить. И вдруг за два дня до вторых майских непредвиденные обстоятельства перенеслись на после праздников. Еще вчера утром ничего не планировал, а уже сегодня вечером у меня в руках электронные билеты на самолет до Магнитогорска. Как на удачу в эти дни у авиакомпании «Северный ветер» билеты туда и обратно по цене паровозных и в два раза дешевле остальных авиакомпаний! А лететь всего два часа. А поездом было бы …

                В общем, быстро собрался, все уточнил и стартанул. Но это мое первое путешествие в поля на самолете, обычно поездом. Поэтому газ для горелки у меня отобрали еще в Москве в Шереметьево. Оказывается нельзя даже в багаж. Что ж, будем преодолевать проблемы по мере их возникновения – не впервой. Как в воду глядел – без проблем не обошлось. Но это как воспринимать:кому проблемы, а кому – приключения. Главное, что б приключения не зашкаливали…

                По прибытии в Магнитогорск оказалось, что вопреки интернету непосредственно из аэропорта уехать на общественном транспорте нельзя. Или такси, или 800 метров пешком до ближайшей остановки маршрутки. Что ж, я поехал в поход и не смогу пройти какие-то жалкие 800 метров? Бодренько под двумя рюкзаками (багаж 20кг (инструмент шанцевый, однако…) и ручная кладь 10кг) дошагал и уехал всего за 40р. Первым делом купил в Магнитогорске газ и 5 литров воды – сказали, что с водой там плохо. Еще одна маршрутка – и я на автовокзале.

Но прежде чем уехать из города, расскажу о нем и своем маршруте.

Магнитогорск – основан в 1929 году в связи со строительством металлургического завода при открытом железнорудном месторождении горы Магнитной.  Знаменитая «Магнитка» - великая стройка эпохи советской индустриализации. Население города 417 тыс. человек – белее чем в иных областных городах. Один из крупнейших мировых центров черной металлургии.  В настоящий момент гору Магнитную уже давно срыли. На ее месте огромный карьер. Но сырья еще хватает. К тому же рядом месторождения Кубайса и поставки из Казахстана. Завод расположен от города на противоположном берегу р. Урал и вовсю работает – дымит всеми трубами. Хотя мне сказали, что это уже не тот дым, что был. В последние годы выбросов заметно поубавилось – ставят фильтры и современные печи. Завод огромен! Особенно выделяется на фоне коричневого  пятна завода длинное  оранжевое здание нового цеха – прокатный стан 5000 – введен в эксплуатацию в 2009г . Его длина более километра. Он кажется большим даже из иллюминатора самолета. Сам же город произвел на меня хорошее впечатление, хотя нового строящегося жилья я не видел, но может не по тем кварталам проехал.

                После Магнитогорска мой путь должен был пройти через Фершампенуаз до Новотемирского карьера. Затем культурная программа – на обратном пути заскочить в Париж, побродить рядом с Эйфелевой башней. Это правда и не шутка. Фершампенуаз, Париж, Варна, Балканы, Чесма – названия населенных пунктов Челябинской области. Названы так в честь победы русского оружия в войне 1812-го года. Затейник был тогдашний губернатор… А в селе Париж относительно недавно еще и башню Эйфелеву построили. Действующую. Но об этом позже.

                Итак, я на автовокзале Магнитогорска. В последний раз перед пятью ночами на карьере перекусил цивильной пищей в буфете. Пельмени оказались недурственны. Пассажир не может закрыть ключом туалет. Выбегает злющий администратор: «Опять замок сломали! Третий раз замок меняем! Небось дома аккуратнее с дверями обращаетесь! Все, не будет Вам больше туалета!». Перед носом у очередного страждущего пассажира все-таки умудряется запереть туалет и навсегда уносит ключ. Как все знакомо… «Это Россия, детка!».  Беру билет на автобус до Фершампенуаза:

- За рюкзак надо оплачивать?

- Это у Вас спортинвентарь? Его провоз бесплатен.

- Инвентарь – киваю я головой, имея в виду инвентарь для добычи камня и помня наставления своего первого Босса по коммерции: «Обманывать нельзя. Можно умалчивать и недоговаривать».

Я так и не научился выговаривать французское слово Фершампенуаз. Оказалось – и не надо. Неблагодарные потомки затейника-губернатора тоже так и не научились его выговаривать .

- Автобус на Фершанку подается на первую платформу! – произносит репродуктор.

Не сразу понимаю, что Фершанка – это и есть Фершампенуаз. Этим названием пользуются все и всегда. И лишь пишут Фершампенуаз. Выхожу на платформу. Автобус оказывается легковушкой лада-ларгус. Вернее это пол автобуса. Продано билетов больше, чем на один автомобиль. Поэтому едем кортежем из двух легковушек. Пересекаем реку Урал. Она в этом месте разделяет Европу и Азию. Именно в ней утонул Чапаев. Не смог он переплыть из одной части света в другую.  Урал довольно широк. Не всякий Чапай доплывет до его середины.

 Час пути по хорошей пустой дороге. Навстречу мелькают ухоженные поля, стада коров,  указатели с названиями населенных пунктов, известных мне по привязкам минералов. Постепенно в моей голове складывается картина расположения известных ранее привязок. Доезжаем до Фершампенуаза. Там меня уже ждет такси. Перегружаюсь и еду дальше. Впереди отвалы Южного. Жаль, что был рядом, но не покопал там хрусталя – место-то культовое. Был бы на своем авто – наверняка бы заехал. Поворачиваем на Новотемирское.  Дорогу плотно обступают березки с весенней нежной листвой. Красиво! Водитель притормаживает и выдает совершенно мне в диссонанс:

- Как мне не нравится это место!

- ???

Косули здесь постоянно перебегают. Молодняк так прямо без оглядки под колеса бросается. Зимой шансов затормозить совершенно нет.

Уже в сумерках приезжаем на отворот дороги к карьеру. Но в темноте не можем его найти. Отпускаю водителя и разбиваю палатку недалеко от дороги в неприметном месте – завтра по светлу найду и сам дойду. Здесь недалеко. Пытаюсь отправить смс о том, что я добрался. Упс… А связи-то нет. А как я обратно такси вызову? Ладно, утром разберусь. Ложусь спать. Прогноз обещает ночью минус два. Это я уже проходил. Утепляюсь и засыпаю.

                Ночью случается страшное – у спальника расходится молния. При свете налобного фонаря пытаюсь починить, но лишь совсем отрываю бегунок. Спальник превращается в одеяло. Это плохо. Одеяло сберегает тепло совсем не как спальник. Утепляюсь, чем еще не утеплился, закутываюсь в одеяло как в трубу, своим весом придавливая край одеяла. Засыпаю. К утру ноги все-таки прилично замерзли. Но, наверное, не экстремально. Иначе б стал обогреваться газом.  Вероятно, от мороза просыпаюсь рано – в 3-30 по Москве. По местному уже 5-30. Светло. Птички поют. Погода отличная. Но на палатке изморозь. Залезаю на пригорок и сразу вижу нужную дорогу. Собираю палатку и через пол часа пути я у карьера.

                      

                Т.к. на небе ни облачка, решаю не разбивать вначале лагерь, а сперва обследовать  карьер, что бы остановиться поближе к месту работы. Карьер небольшой, но больше, чем может показаться с первого взгляда. Не спеша, часа за два, обследую его полностью. Карьер на щебень из серпентинита, заброшенный, но не совсем. Есть наезженная дорога к месту, где очевидно и сейчас время от времени добывают щебень. В середине карьера озерцо от таяния снегов. Совершенно прозрачная чистая вода. Если не хватит воды – будет что пить. И действительно в последний день пользовался. Кипятил, конечно. В карьере и сейчас кое-где лежат снежники. В том месте, где мне советовали копать, ибо находили там опал 10 лет назад, не нашел ни только примет опала, но и даже следов закопушек. Не решился копать без таковых признаков. Нашел место, где более всего обломков опала приличного качества и решил копать там.  Разбил палатку наверху за отвалом поблизости. Наверху – потому что там вид красивее – поле, роща... За отвалом – потому что есть шанс остаться незамеченным, если что…

                Но где же связь? Залезаю на все самые высокие отвалы – связи нет.  Ладно, будем искать.

Это я про связь. Опал будем добывать. Спускаюсь и начинаю копать. Довольно быстро обнаруживаются жилы опала. Вскоре, двигаясь по ним, нахожу и опаловую линзу. Опал сидит в плотном серпентините. Разбивать его трудно. Проблема в том, что опал сам по себе хрупок. И взять без бензореза крупную блочность сложно:  как ни старайся, он все равно раскалывается, как хочет. Тем не менее кое-что удается. Вечереет. Линза выбрана. Двигаюсь по новым жилам. Вот отколол неплохой кусок. Но надо отбить лишнее. Ой-Ёёёёёё!... Кувалдой по пальцу! Да как хорошо-то, от души… Перчатка не спасла. На этой высокой ноте трудовой день закончен.

                Утро следующего было добрым, потому что ночь была теплой.  Ноготь на пальце почернел. Фигня – пройдет! Спускаюсь в яму. Вижу злополучный камень с так и неотбитым краем. А что мне, собственно, в нем не понравилось? Вполне можно было и так оставить…  Продолжаю разбирать серпентинит. К середине дня получается уже небольшой окопчик. А сегодня, кстати, 9-е мая! Встречаю День Победы в собственном окопе.  Откалываю довольно толстые куски опаловых жил.

                     

 

       Ой-Ёёёёёё!!! Прострелило спину. Я знаю, что это такое. Есть у меня проблема с позвоночником. Но такого уже давно не случалось. Кое-как, как раненный боец, выползаю из окопа. Вот накаркал же про окоп! 10 минут нарезаю круги вокруг, пока острая боль не превращается в  тупую. Потом лезу обратно копать, стараясь не сгибаться и выбирать положения. Но производительность и энтузиазм уже не тот… Рано иду спать, предварительно хлебнув коньяка за Победу.

       Утро добрым уже не назовешь… За ночь тело затекло, спина не разгибается совсем. Вставать приходиться очень медленно по пять сантиметров через боль. Но это знакомо – это пройдет. Однако, очутиться одному полунедвижимым без связи – не очень приятно. Но реально – ничего страшного. Разомнусь – станет легче. Да и дорога всего 2,5км от меня.  Этот день решаю себя поберечь, хожу по карьеру, собираю мелкие образцы с поверхности, исследую карьер. А что все-таки со связью? Как я отсюда уеду? Новотемирское – тупиковая маленькая деревня. Общественный транспорт туда не ходит, да и местный не особо. Да еще мой скарб… По прямой до деревни через поле километра четыре, но не дойдешь – разделяет река. Пойду до реки – может хоть там есть связь ? Нету. Придется идти до деревни 5км в обход. Пошел. Рыбаки едут с озера, не местные. У них связь есть. Но не билайн. Иду дальше. Прохожу 3,5км – наконец еще одна встречная машина. «А у нас в деревне ни у кого билайна нет.» Так, в деревне мне ловить в прямом и переносном смысле нечего. Возвращаюсь. Начинается долгий дождь. Ложусь отдыхать, читать и спать.

       Утро следующего дня. О! Боль меньше, амплитуда больше. Это было ожидаемо. Обращаю внимание, что на поле ниже карьера тоже есть какие-то холмики. Спускаюсь к ним. На карьер не похож – очень большая яма, заполненная водой, с обваловкой вокруг. Вынутая порода какая-то другая. Встречаются слои, первоначально принятые мною за железистые. И тут меня ждет неожиданное – в железистом обнаруживаю зеленое, и я понимаю, что железистое – на самом деле медистое, а зеленое – малахит. Его довольно много. Уральский малахит, однако! Когда среди зеленого попадается синее – явно азурит – сомнений в медной природе не остается. Уже потом, в Москве, выясняю, что эта яма – древний медный рудник бронзового века. Пару кусочков из найденного несколько отличаются цветом – похоже на Элит. Надо, конечно, будет проверить. Хотелось бы какой-нибудь медной экзотики типа Брошантита, но это вряд ли. Хожу по обваловке, пытаюсь найти медистые куски с включением малахита-азурита наподобие Заринита. Безнадега. Азурита практически нет, а малахит только по трещинам тонкими корочками. Тем не менее, эти минералы на месторождении не описаны. По крайней мере, я на известных сайтах не нашел. Это интересно. Набираю некоторое количество образцов. (В Москве выяснил - описание малахита и азурита приведено в статье "ДРЕВНИЙ МЕДНЫЙ РУДНИК НОВОТЕМИРСКИЙ (ЮЖНЫЙ УРАЛ)" Юминов А.М., Анкушев М.Н., Рассомахин М.А. Геоархеология и археологическая минералогия. 2015. № 2. С. 78-81. А вот мою гипотезу про Элит следует проверить.)

                    

       Сегодня самый жаркий день – и клещи явно активизировались. Но у меня тройная защита: сетка на палатке, рейд-off и прививка. Враг не пройдет! Но как же вызвать такси? На дороге машин за день практически нет. Идти в деревню просить чужой телефон позвонить? Не люблю я зависеть от других. Идти  в другую сторону на трассу (пришла же мне смска, пока ехали от туда) – это до 10км в одну сторону. Тоже в принципе можно. Но оба варианта не айс. Ладно, пойду, разведаю холмик в другую сторону от карьера – который дальше всего от дороги. Иду к холмику – что-то в виде курганчика на гребне поля. С него открывается вид  на второе озеро. Там пасутся коровы. Вероятно  есть пастух и связь у него. Но дай-ка проверю здесь. Ни фигасе! Три полоски! Здравствуй, мама! Здравствуй, подруга! Завтра вызову такси.

      Завтра без проблем с заветного холмика вызываю на утро следующего дня такси. Обнаруживаю холмики еще ниже по полю. Старый небольшой затопленный карьерчик. Ничего особенного. В земляном борту вижу жилы молочного кварца. Иду дальше. И в прошлогодней траве обнаруживаю его куски получше. Вероятно, когда-то кто-то спрятал. У одного куска даже кристаллики есть. Только головки какие-то не кварцевые. Да и спайность явная, ромбоэдрическая. Не кварц это: доломит или кальцит. Тоже, кстати, на сайтах эти минералы на месторождении не описаны. Возвращаюсь на базу.

        Вдруг над головой раздается птичье кликанье.  Два белых лебедя пролетают надо мной. Белые большие птицы неспешно делают разворот над березовой рощицей и разлетаются. Одна из них возвращается обратно и садится вдали на воду в плавни. Поразительно! Очень красиво. Никогда не видел этих птиц в полете. Грациозные плавающие тушки в зоопарке все же не дают полного представления, ведь птица становится птицей только в полете. Потом уже мне таксист сказал, что после того как Магнитка сократила выбросы, стали возвращаться лебеди, орлы и другая живность. Они были раньше, а потом пропали. Сейчас я во множестве видел орлов, серых журавлей, уток. Всюду помет зайцев. И недоеденная ножка козленка – значит волки… Видел помет и следы косуль и лосей.  Видел большую и толстую яркозеленую ящерицу и нежно щекочущих  ножками клещей.

Погода начинает портиться – начинаю паковаться. Вечером обрушивается сильный и долгий ливень. Этот тот ливень, который по прогнозу должен  был быть утром завтра в день отъезда. Хорошо, что он начался ранее. Есть надежда, что ранее и закончится. Собирать лагерь и полчаса идти к такси под ливнем не очень приятно. Так и произошло. Ливень закончился к ночи, и весь следующий день стояла такая же прекрасная погода, как и в день заезда.

       В восемь утра гружусь в такси вместе с тремя коробками нарытых камней. Едем в Париж!  Деревня-деревней, но башня хороша! Действующая радиовышка высотой 54 метра. Говорят, ночью подсвечивается. Но денег на замену перегоревших лампочек нет… Напротив башни в луже плещутся утки, и рядом стоит рекламный стенд – здесь еще и страусиная ферма. В русском Париже выводят австралийских страусов. Как все-таки у нас все запутано…

                  

      Ну вот, культурная программа выполнена. Едем в Магнитогорск, сдаем груз в транспортную компанию. Далее - на маршрутке в аэропорт. Она даже по моей просьбе свернула с маршрута и доехала до здания аэропорта. Пассажиры маршрутки удивленно оглядываются – куда это их завезли? Меня встречает пустое здание аэропорта. Потом подтянутся и другие пассажиры. На летном поле аншлаг – аж два самолета. Когда прилетал, был только наш. Через два часа в Москве, через 12 часов пишу этот отчет…

                                                                                                                                     ПОЛНЫЙ ФОТООТЧЕТ ЗДЕСЬ