•  

    .

    .

     

     

    КЕРЧЬ - РОСТОВСКАЯ ОБЛ. - ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛ. - 2016
     

     

        Этот отчет, как и сама поездка, не претендует на событие в мире минералогии. Ничего особенного в посещенных мною точках нет, разве что способ, которым я передвигался между ними несколько экстравагантен…  Получилось что-то среднее между минералогическим отчетом и путевыми заметками. Да и самой описываемой поездки не должно было быть. Когда я ее уже распланировал – посмотрел в свои записи и понял, что эту  неделю до майских праздников еще пол года назад запланировал провести по-другому. Но запамятовал об этом и уже настроился на поездку – отменять не стал.

    Хотелось открыть сезон пораньше. После зимней «спячки» «трубы горели».  Куда ж можно пораньше? Не на Севера же… Логично получалось, что на Юга. Так наметилась первая точка моего маршрута – Крым, Керчь. В Керчи лучший в мире Анапаит!

    Обратно дорога лежала через Воронежскую область. А там – так называемые «воронежские рогульки», которые на самом деле Пойкилитовый кальцит. И как раз один малознакомый человек дал мне на них привязку, утверждая, что лично копал. Как не заехать?

    И в это же время на связь в соцсети вышел камнелюб из Ростова-на-Дону. Слово за слово, родилась у меня идея покопать Окаменелое дерево в Миллерово Ростовской области. Опять же лежит на маршруте, логично совместить. О чем и договорились. Камнелюб, правда, потом передумал, но я-то уже настроился… Вот и третья точка маршрута.

        Особенностью поездки было то, что решил я ее осуществить исключительно автобусным транспортом. Не то что бы у меня нет авто, но как-то не люблю я длинные автоброски. Т.о. автобусный маршрут выстроился следующим образом:  Москва – Керчь через паром – Челядиново (Анапаит) – Керчь – Ростов-на-Дону (через паром) – Миллерово – Долотинка (Окаменелое дерево) – Миллерово – Верхний мамон (Воронежская обл.) – Русская журавка (Воронежские рогульки) – Верхний мамон – Москва. Итого 11 пересадок. Это, конечно, придавало поездке некоторую интригу – как пройдет эта транспортная авантюра? Выкачал из инета всю возможную информацию о расписании автобусов на интересующих перегонах, составил примерный временной план. Билет взял только «туда» - в Керчь. Как оказалось, весть мой логистически-временной план был мыльным пузырем. В жизни все обстоит иначе, чем кажется по инету. Но об особенностях автобусного перемещения в России я расскажу в конце, что бы не загромождать итак относительно минералогический отчет.

        В пятницу вечером стартовал на автовокзал. Тут и выбора-то особо не было: поезда в Крым через паром начинают ходить только с мая.  Автобус приятно удивил – шикарный, двухэтажный… Кстати, быстрее и дешевле чем на поезде. 

        Особенности Южного Федерального Округа:

    В Ростове на вокзале постоянно крутят предупреждения и призывы к бдительности в связи с терактами.

    Во время остановки в Ростове водитель предупредил, что б никакого алкоголя, даже пиво. Народ  не понял, а зря…  Во время остановки в Каменск-Шахтинском на красное лицо и мутный взгляд одного из не понявших обратил внимание полицейский и еще кто-то в похожей форме, но со странными погонами. Не понявшего сняли с рейса  с формулировкой «нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения» и увели выписывать штраф. Далее мы последовали уже без него.

    - А что это за форма такая?

    - Казаки. Вон указатель «место для курения». Если будешь не там курить – так же оштрафуют. И семечки на перрон не поплюешь – то же самое будет.

    В Краснодарском крае нас остановила ГИБДД: «Совместно с ФСБ проводим операцию «Анаконда». Просьба всех сдать паспорта.» Пробили всех по базе и пожелали счастливого пути.

    Пересадка на паром: как в аэропорту. Опять сдаем паспорта, вынимаем весь багаж. Сами через рамку, багаж через просвечивающий аппарат. Пришлось разобрать пол рюкзака, что бы объяснить, что железный прямоугольник на экране – действительно кувалда. Вообще, мой рюкзак и торчащая из него палка лопаты, вызывали по всему маршруту живой интерес окружающих. После второго объяснения, я понял, что такие слова как «геологический туризм» и «коллекционный минерал» непонятны народу, даже если я каждое слово буду говорить по буквам. С третьего раза стал просто называть себя геологом. Это снимало все вопросы, но всегда рождало у всех одинаковую гипотезу: «золото (вариант нефть) будете у нас искать?». Как дети малые…

                               

    Прошло каких-то 27 часов, и я дома у керченского камнелюба Александра Деманкова, в Камыш-бурунском районе Керчи, частный сектор через дорогу от пятиэтажек. Нас встречают соловьи и ежи. У него и заночевал. За что Александру большое спасибо. Спасибо так же и всем крымчанам, ростовчанам и воронежцам, кто, узнав о моем маршруте, предлагали помощь.

        На следующий день с Александром едем  на 2-ой черноморский карьер, что у деревни Челядиново. По дороге наблюдаю Керчь. Город на меня произвел гнетущее впечатление. И если центр еще более-менее имеет вид, то чуть в сторону: брошенные дома, провалившиеся крыши, выбитые окна встречаются регулярно, даже в двухэтажных домах. Запустение. Я понимаю, что металлургический комбинат давно остановлен, но зачем же корпуса разрушать?  Местные говорят, что он сейчас в худшем состоянии, чем после освобождения в 1944ом году. Впрочем, заметно и движение. В центре на набережной строится большой торгово-развлекательный комплекс. А один из цехов кораблестроительного завода, куда были переданы заказы из питерской верфи, отреставрирован и покрашен. Чем разительно отличается от других цехов.

        Александр привозит меня в карьер и оставляет одного. Именно в этом карьере встречается лучший в мире Анапаит. Причем название минерала происходит от города Анапа, что находится через пролив  - на Таманском полуострове. Там Анапаит похуже, но его там осталось больше. В Крыму же Анапаит встречается, насколько я знаю, только в этом карьере. Причем на большей части карьера он такой же, как везде в мире. И только в малой зоне проходила жила с лучшим Анапаитом. Именно проходила. Ибо когда в 80-х годах над карьером нависла угроза рекультивации, местные камнелюбы скинулись и сгребли всю жилу в одну кучку, что б договориться, хоть это место не засыпать. Однако, то ли взрывники перестарались при этом, то ли бульдозеристы – но в кучку сгребли слишком много, не только «плодородный слой», но и слой ниже жилы. Есть информация, что сгребали несколько раз. В общем, образовалась такая «каша», что даже местные геологи-зачинатели этого сгребания могут только предполагать, где же все же лучше копать. Хотя сама зона поиска на территории карьера вопросов не вызывает. Информация, полученная мною в Москве и в Керчи, полностью совпала.  Я думаю, крымские камнелюбы наверняка захотят, что-то добавить-поправить в моем изложении, но не суть. Вывод один – надо копать! Что я и стал делать, благо привезенные кирка, лопата, кувалда и зубило позволяли это делать эффективно. Заложил два шурфика. Потом сосредоточился на одном из них. И к моему удивлению материал пошел достаточно быстро. Но главная удача ждала на глубине. Большая глыба оказалась весьма кавернозной, и 60% материала я взял из нее. Попадались и ракушки с Анапаитом. Попался не маленький Вивианит с зеленым отливом. И даже окаменелая рыба с видимыми позвонками и хвостом. Но это не сразу… А пока заночевал в палатке.  Сам процесс добычи Анапаита, как и минералов в других точках маршрута, фотографировал мало – опасался загубить песчаной пылью объектив. Такое у меня уже произошло на Алтае.

        Ночью какая-то птица все время рядом хлопала крыльями. Утром оказалось, что я разбил палатку под гнездом сороки. А потом в гости прилетел удод. Все, как видел на картинках: хохолок, изогнутый клюв. Решил утром осмотреть природу карьера. Пошел к расположенным там озерам. И тут мне дорогу перебежало два зайца. Точнее, судя по всему, заяц и зайчиха. Заяц долго гонял ее, пока они не скрылись за кромкой карьера. Озера встретили меня куликами, которые, стоя на своих длинных красных ножках, активно вскрикивали, чем понижали статус озера до болота. В тростниках прятались, разбившись на пары, черно-белые утки, коих там множество.

                              

        Однако, пора к следующему пункту назначения. Запаковал Анапаит и отправил его из Керчи в Москву транспортной компанией. Тяжеленькая получилась посылочка. Не побился бы в дороге… А что делать? Всего хочется много, а сил меньше чем хочется.

        Маршрутка – Керчь - их замечательное расписание на некоторые рейсы «через день» (четный или нечетный указать постеснялись) – автобус – Ростов-на-Дону. И хоть в Ростове был проездом, город произвел впечатление. Он расположен вдоль Дона на высоком правом берегу и при подъезде к нему с левого берега открывается во всем своем великолепии  - во всю ширину горизонта : новые высотки, эстакады, автострады. В неофициальном конкурсе борщей в привокзальном общепите Ростов занял первое место. Ростовский борщ на хрящах ребрышек бесподобен! На втором месте по борщам Воронежская обл. На третьем – Москва. Билет на Миллерово, и часа через три я там. Небольшой, но с виду благополучный город, приятный своим добродушным провинциализмом без Керченской бедности. Заинтересованные вопросы местных аборигенов – стандартное объяснение «Я геолог» - ПАЗик – село Долотинка. На остановке приехавший на моем автобусе мужик меняется с ожидавшим его там приятелем монетами. Оживленный их разговор о нумизматике. Всюду жизнь…. Долотинка – село контрастов. У села уже есть свой сайт, но еще нет хорошей дороги. Еще в Москве прочел у них на сайте две главные новости:

    - В расположенный рядом с нами авиаполк привезли машины новейшей модификации истребителя СУ-30, собранные в Иркутске,

    - Нам наконец-то починили крышу.

    Истребители действительно целый день отрабатывают в небе маневры.  Стоит рев двигателей. Что б посмотреть на такое в Москве пришлось бы ехать куда-нибудь на авиасалон МАКС.

        Кайло мне при добыче дерева не понадобится. Прячу его на границе  деревни. Заберу на обратном пути. Все же минус два кг. Цель – два карьера. Останавливаюсь у входа в один из них. Второй по дороге через 7 км. Разбиваю палатку в лесу недалеко от дороги в ложбинке за холмиком, что б не видно было с дороги. Неправильно, конечно, что в ложбинке. Но песчаный грунт должен впитать дождевую воду, если что – не затопит. В восемь вечера солнце заходит за горизонт, становится темно. Перехожу на световой режим: ложусь в 20 вечера, просыпаюсь от солнца и птичек в 6 утра. Истребители не унимаются. Пару раз гром с неба столь сильный: кажется, что вдавливает в пол. На бреющем что ли прошел? Наконец засыпаю. Ночью на запах каши с колбасой к палатке приходил Зверь. Потопал вокруг и ушел. Не рискнул залезать в тамбур под тент. Еж, наверное.

        Утро. Не вставая, откидываю тент. Первое что вижу – бусины росы на уровне глаз. Фоткаю. Беру лопату и отправляюсь на поиски Окаменелого дерева. Рядом в ответвлении моего заброшенного карьера слышу работу бульдозера. Уже предвкушаю: вот они -  свежие обнажения! Вот они – торчащие из них окаменелые пни, которые местные еще не успели отдать интеръерщикам, или не подобрали другие камнелюбы! Прячу лопату, что б не показаться бульдозеристу конкурентом, и направляюсь к нему.

    - А что, любезный, не встречается ли тут дерево окаменелое?

    Конечно, что бы быть понятым, этот вопрос я задаю другими, более доступными для народа словами. Быть непонятым в глубинке небезопасно…

    - Как не встречаться, - столь же доходчиво отвечает экскаваторщик. Непременно встречается. Я вот давеча вспоминал, как нашел его в детстве.

    - А после находил?

    - Нет,  после не доводилось.

        Экскаваторщику лет 40…  Я со своей лопатой начинаю себя чувствовать, как Андрей Миронов в «Приключениях итальянцев в России», когда он детским совочком пытался выкопать клад из-под памятника Льву Толстому… Но что делать, надо искать. Карьер километра три. Прохожу его весь. Ни намека на окаменелое дерево. Ни пня, ни щепочки, никаких признаков вообще. Печально… Особенно если учесть, что с утра не прекращая идет дождь. В конце карьера стрельбище. Россыпи стреляных гильз. Очень много. А ведь когда-то они были для нас, мальчишек, большой ценностью… Помню, как лет в 8 мы ссорились, когда нам не удалось поделить найденную гильзу. Беру две штуки. Зачем? Выбрасываю. Как девальвируются ценности…

        Дохожу до конца карьера, который находится за мишенями. Скальные выходы посечены пулями.  Некоторые пули так и остались воткнутыми в камень, который брызгами разлетелся от места удара. Меня предупредили, если я найду неразорвавшийся выстрел от гранатомета – не трогать! Что б не взорвался. Нахожу. Не трогаю. Про то, что б не ходить по ним, не предупреждали. А ведь вполне могут оказаться в песке откоса, по которому я иду. Очень неуютно… Окаменелое дерево того не стОит - заканчиваю поиск на стрельбище, возвращаюсь к началу карьера.

    - Ну что? – интересуется бульдозерист.  Только развожу руками…  Направляюсь к палатке, и тут взгляд упирается в окаменелую цепку с отверстием от древоточцев. Рядом еще одна. Подбираю, показываю бульдозеристу. Тот удивленно и заинтересованно рассматривает. В это время под загрузкой стоит КАМАЗ.

    - Окаменелое дерево? – вступает в разговор камазист. Да его здесь полно. Его надо искать вот в той породе. Только не здесь – это отвал отсева. Пропущено через дробилку.

        Обхожу вокруг участка работы бульдозера, обращая внимание на указанную породу. И обнаруживаю искомое дерево! Сучок сантиметров 10 торчит в монолите этой самой породы. Выбиваю его. КАМАЗ уехал. Бульдозерист заинтересовался и давай расчищать своим бульдозером дно участка до породы, а потом ездить по участку и переворачивать крупногабарит. Но увы…

    - А это что такое зеленое? - спрашиваю я. Вы тут про Глауконит слышали?

    - Что-то слышал.

    Из дна карьера торчит зеленая глинистая глыба.

    - Не можешь ее вывернуть?

    Бульдозерист легко справляется с этой задачей. Круто, я веду добычу тяжелой техникой! Набираю несколько килограмм кусков. Глауконит тоже пригодится. Но придется по-новой пройти весь карьер: надо проверить полученную информацию и искать непосредственно в указанной камазистом породе.

    На прощание бульдозерист спрашивает:

    - Не страшно одному в степи?

    - По-моему, в степи гораздо безопаснее, чем у гастронома.

    - Пожалуй, - соглашается тот.

                              

        Иду по дну карьера, выходы породы встречаются достаточно редко. Поднимаюсь к одному из них. Есть! Небольшой кусок светлого опализированного дерева приятного оттенка. И еще один! И еще… Ого, большой кусок со следами древоточцев. Двигаюсь посередине склона вправо-влево. Дерево встречается на ширине четырех метров. Поднимаюсь выше, стараясь найти место выхода коренника. Дерево встречается до верхней кромки. Между камнями попадается бытовой и технический мусор. Очевидно, просто ссыпали вместе с деревом с края оврага. Что ж, хоть что-то.  Все выбрал. Спускаюсь вниз, поднимаюсь к очередным выходам породы. Еще один отвал с деревом. Дерево разное: цвета слоновой кости, темное, чуть оранжевое. Четко виден рисунок дерева. Карьер заканчивается, поднимаюсь к выветрелому склону с породой. Ничего интересного нет. Бью кувалдой по выступу, он обрушивается вниз. Что-то цепляет взгляд. Спускаюсь. Свершилось! Вот оно! Приятное полешко. Можно наделать шаров. Пожалуй, хватит. Еще же будет Воронежская область, а здесь в селе транспортной компании нет… Надо оставить место в рюкзаке для следующей точки. Второй карьер остается неосмотренным. Ну, хоть не зря целый день под дождем.

         Не могу не отметить песок карьера. Такому песку позавидовал бы любой пляж. Мельчайший, белый… Но встречается песок и зеленоватый, окрашенный, вероятно, глауконитом. Попадается также окрашенный оксидами железа рыжий песок.

        Надо успеть на вечерний автобус. (Вообще самое главное оказалось, приехав куда-то, сразу узнать, как от туда уехать. Иначе можно очень сильно «попасть»…)  Успеваю собраться и в восемь вечера  сесть в автобус. Приятно ехать ночью по незнакомой степи с чувством выполненной задачи. С удивлением понимаю, что у меняв ПАЗике уже есть любимое место….

          В 21 час я в Миллерово. Автобус на Верхний Мамон Воронежской области только в 23. Правда, неизвестно будут ли места - автобус проходящий. Жду. Местный дежурный мент проверяет у всех паспорта. Я уже сильно небрит, да еще брюнет... Моя личность вызывает у него больше всего вопросов. Ответ, что я геолог, его не устроил. Рассказ про окаменелое дерево  - тоже. Просит показать содержимое рюкзака.

    - А имеете право?

    - Я же только прошу...

        Что ж, до рейса еще два часа, надо же мне как-то себя развлечь. Показываю. Приставучий оказался - хочет увидеть именно дерево. Показываю. Все, менту крыть нечем. Перехожу из статуса подозреваемого в статус понятого при шмоне подвернувшегося малолетки.

        180км. – и в час ночи я оказываюсь в Верхнем Мамоне. Когда автобус на Русскую Журавку - неизвестно. Автостанция откроется только в пять,  а местные из столовки про автобус туда не знают. Жду открытия автостанции в придорожной круглосуточной столовой. Этот перегон оказался самым напряженным: за 36 часов мне удалось вздремнуть только 3 часа и то, только сидя в этой столовке. Но шашлык был вкусным!

        В 6 утра выезжаю в Русскую Журавку. В отличие от прежних двух точек, тут задача не только найти минералы, но и найти саму точку. Что я о ней знаю? Она на таком-то расстоянии от деревни в таком-то направлении. И там внизу оврага будто бы есть выход известняка. А сверху и снизу этого слоя находятся воронежские рогульки – пойкилитовый кальцит. Пойкилитовый – это кальцит, который при своем росте захватывает песок. Еще в Москве, пытаясь понять, какой же из многочисленных оврагов нужный,  я в указанном направлении на указанном расстоянии из космоса нашел овраг, а в нем четко видна была по краю белая полоса – очевидно, выход известняка. Вот туда-то я и направился.

        Попросил остановить ПАЗик в нужном месте на дороге посреди полей. Спрятал в кустах все ненужное для поиска. Отошел на километр и за лесополосой, на невидимой с дороги земляничной полянке, разбил палатку. Какой же замечательный открывался от нее вид на бескрайние поля, овраги, цветущие черемухи, дикие яблони и груши!  Взяв лопату и малый рюкзачок, пошел вдоль оврага к белой полосе, что на карте. Честно говоря, у меня не было уверенности, что это тот самый овраг, что мне нужен. Ибо GPS у меня нет, а я мог и ошибиться, когда по внешним неявным признакам попросил водителя остановить в чистом поле. Карта и реальность совпали окончательно в моей голове только через час быстрого шага. Однако, глядя на множество густых цветущих кустов и деревьев, я не исключил, что эта белая полоса вовсе не известняк, а именно белое цветение растений. И вот я на месте. Никакой белой полосы нет. Ни цветущих растений, ни известняка. Но зато вместо луга – вспаханное поле. Запахали ее что ли? Нет никакого выхода известняка. Ан нет, вот и известняк! Помогли мне его увидеть местная живность – сурки. У них там оказались норы, и не маленькие. В каждую из них вполне можно было бы засунуть футбольный мяч! Сурки выбрасывали землю и известняк наверх, образуя холмики. Но никаких признаков рогулек найти не удалось. В одном месте, то ли склон в месте норы промыло, то ли кто-то раскапывал нору, но обнажился толстый слой известняка. Я посмотрел, покопал немного сверху – безнадежно. Да и как здесь может быть кальцит, содержащий песок, если нет песка? Один великолепный, просто поразительный, Воронежский чернозем. Пришлось идти обратно ни с чем. Опять начался мелкий дождь. Природа, так радовавшая до этого, стала какой-то непраздничной. На обратно пути забрался на другую сторону оврага на обнажение известняка. Там тоже ничего интересного. Но! Зато я натолкнулся на небольшое поле крупных пунцовых цветов с сильным приятным ароматом. Не знаю, что это такое. Похожи на пионы, но листья другие. Никогда в дикой природе я не встречал столь крупных и насыщенных цветов. Впечатлило!

                              

        Ну что ж… Собрал палатку, забрал спрятанное и в 15 часов, дождавшись обратного ПАЗика, вернулся в Верхний Мамон. Однако, дожидаясь автобуса, я увидел нечто, что произвело на меня впечатление: из травы на асфальтовую дорогу выполз необычный жук длиной сантиметров 6. Я его стал фоткать, и было видно, что он реагирует на фотоаппарат: поворачивает голову, отползает в сторону. Я закончил фотографировать и с мыслью «удастся ли ему это живым?» стал наблюдать, как жук форсирует дорогу. Из-за поворота в метрах в ста появилась грузовая газель.  Развязка приближалась... И тут жук остановился, повернул голову к газели и, казалось, задумался. Когда газель приблизилась на 50 метров. Жук развернулся и уполз обратно в траву. А ведь  не всякая бабушка может вот так же как жук, переходя дорогу, оценить обстановку….

        Затем в Мамоне проходящий автобус на Москву. Это тоже нечто! Двухэтажный автобус. Два водителя-сменщика и на весь автобус один пассажир – я!  Лег поперек салона на трех креслах, перекинув ноги через проход, и отрубился после 36ти часов почти без сна. Растолкали меня уже в Москве. Быстро доехал, однако…

        Метро. Автобус. Лифт. Замок. Я дома! Какое блаженство…

     

    PS: А теперь обещанное обобщение автобусного сообщения России.

        Автобусное сообщение работает! И даже расписание соблюдается, причем на любом уровне (федеральном, областном, поселковом). И даже подвижной состав вплоть до поселкового выглядит вполне прилично. Но мы ведь уже не требуем от самолетов, что бы они просто взлетали? Это были требования 19го века. Сейчас это само собой разумеется. Требования теперь  другие. Чего же не хватает автобусному сообщению:

    - в инете вообще нет расписания на уровне поселкового. Сайты у поселков есть, а расписания нет.

    - найденные в инете расписания оказались актуальными только из Москвы. Остальные не имели никакого отношения к действительности

    - само по себе расписание вообще ни о чем. В жизни появляются совсем другие факторы, которых нет в расписании. Например, в городе несколько автовокзалов, и непонятно куда ты прибываешь, и откуда затем уезжаешь.  Или: «Нет, Вы не можете поехать этим рейсом. Ваш рюкзак не поместится. Поезжайте следующим, через два часа, когда будет большой автобус»

    - в автостанциях районных городов знают, когда в них останавливаются проходящие автобусы. Но у них нет данных о свободных местах и они не продают билеты на них вообще! Надо пол ночи ждать автобуса, и если повезет, и места будут – договариваться с водителем мимо кассы.

    - в автостанциях поселков (в отличие от районных городов) не только не знаю о наличии мест проходящих и останавливающихся там автобусов, но даже не знают, во сколько они приезжают. Им не сообщают эту информацию. Т.о. если два поселка находятся на одной трассе, как в моем случае, на расстоянии 180км. друг от друга, но в разных областях, то официальный способ добраться из одного поселка в другой следующий: вместо того, что бы проехать 180км напрямую, следует добраться из первого поселка в его областной центр (200км), из этого областного центра выехать в областной центр второго поселка (580км). Из второго областного центра добраться в обратном направлении до второго поселка (200км). Т.е. 980км вместо 180км (цифры примерные). Что бы этого избежать, надо обращаться в кафе, в котором обедают водители проходящих автобусов. Владельцы кафе знают все: и расписание, и сколько будет стоить. И все организуют за Вас. Как и было со мной. И я преспокойно уехал в Москву из В.Мамона, в котором на автостанции даже не знают, когда приходят автобусы на Москву, хотя они там останавливаются на 20 минут. Естественно, оплата мимо кассы…

    - диапазон ожидания на пересадках (без учета маршруток внутри городов) – 2…5 часов.

     

    PS.PS: Я проехал с остановками 4 области (Воронежская, Ростовская, Краснодарский край, Крым). Все они (кроме Крыма) произвели на меня исключительно благоприятное впечатление: великолепные бескрайние поля до горизонта. И все от края до края обихожено, распахано, засеяно. Деревья вдоль дорог побелены. Дома и домики аккуратные, покрашенные. И население, видно, что не богатое, но не бедствует. Стою на дороге посреди полей: cправа ферма (коров 150 пасется), по дороге молоковозы «Вкуснотеево» едут. За ними идут фуры, везущие крупных свиней. Видно, что регион реально работает и кормит страну.

                                

     
    •                                                                                                                                      ПОЛНЫЙ ФОТООТЧЕТ ЗДЕСЬ